Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Революция гидности

Обезьяны обменивают камушки на угощение. Но одной дают за это огурец, а другой - виноградину. Финал узнаваем, не правда ли? (смело мотайте на середину видео, макаки там)




Вот почему я всегда очень подозрительно отношусь к борцам с коррупцией.

К вопросу о сходстве и различиях между русскими и англичанами

Как говорил покойный Антуан Де Сент-Экзюпери, "Мы ответственны за тех, кто нас зафрендил". Персонально для нового друга marmotl привожу главу из Шубарта про англичан из книги "Европа и душа Востока". Может, в ней есть ответ на вопрос, почему на берегах туманного Альбиона собрался весь цвет отечественной олигархии?
Collapse )

(no subject)

Различия были отмечены и в способности полов к запоминанию. Женщины помнят больше, даже когда речь идет о разнородных, не связанных между собой вещах. Мужчины способны запоминать только организованные, либо имеющие непосредственное к ним отношение блоки информации.
http://xpomo.com/ruskolan/rasa/mozg.htm
Anne Moir, David Jessel "Brain sex: the difference between men and woman"

Ха! Оказывается, это правда!

Вот еще, оттуда же:

Некоторые отличия восприятия у противоположных полов наблюдаются уже в первые часы после рождения. Девочки более чувствительны к прикосновениям настолько, что наиболее «тонкокожие» мальчики чувствуют меньше, чем самые «толстокожие» девочки. Представительницы прекрасного пола быстрее проявляют раздражение и беспокойство по поводу шума, но их легче успокоить ласковым словом и пением. Даже до того, как они понимают смысл слов, девочки легче распознают эмоциональную составляющую речи. Интерес мальчиков ко взрослому не зависит от того, говорят с ними или нет. Девочки смотрят на взрослого в два раза дольше, чем мальчики, когда тот молчит, и ещё дольше, когда он говорит. С колыбели девочки любят общаться.

Склонность к общению проявляется и в других способностях. Будучи в возрасте четырех месяцев от рождения, большинство девочек могут отличить фотографии знакомых людей от изображений незнакомцев. Мальчики чаще всего на это не способны. А в возрасте одной недели девочка способна заметить приглушенный плач ребенка на фоне других звуков такой же громкости. Мальчики опять же не могут этого.

К трем годам 99% речи девочек звучит правильно и понятно. У мальчиков это наблюдается только к четырем годам. По прошествии месяцев, когда дети начинают ходить, мальчики проявляют больший, чем девочки, интерес к освоению новых территорий и реже подходят к своей матери за помощью и поддержкой. Дети изучают мир, опираясь на свои наиболее сильные способности. Мальчики играют, как мальчики, а девочки, как девочки, но это не стереотипы, заложенные в них обществом. Они слушают самих себя, свой внутренний мир и делают то, что важно для развития их мозга. Мальчики охотнее вовлекаются в игры, развивающие их пространственные навыки, а девочки – их межличностные способности.

В детском саду мальчики занимают большее пространство, чем девочки, их увлекают предметы, которые служат для чего-то от дверных ручек до выключателей, они строят высокие конструкции из кубиков. Девочки склонны к менее подвижным играм и если сооружают что-то из кубиков, то это будут длинные и низкие сооружения.

Новичок на площадке для игр будет встречен с дружелюбием и заинтересованностью девочками и с безразличием мальчиками. Возникнет раздражение, если новичок следует за мальчиками, девочки примут его в свою группу.

К четырехлетнему возрасту дети сами разделяются по половому признаку и не играют вместе. Мальчики принимают в свою группу, если новичок полезен. Девочки исключают из своей - потому что «она плохая». Девочки общаются с более младшими, мальчики обычно стараются влиться в группу более старших детей. Девочки знают и помнят имена своих товарищей, мальчики – нет.

Многие мальчики разбирают игрушки, девочки этим не занимаются. И дело тут не в тяге к разрушению. Мальчики в два раза быстрее девочек собирают составные картинки-ребусы и делают при этом в два раза меньше ошибок. Им интересно, как вещи устроены.

Даже в израильских кибуцах, где были приложены усилия к тому, чтобы стереть все половые различия, и была провозглашена взаимозаменяемость мужчин и женщин, во всех возрастных группах девочки упрямо сотрудничали, делились и выражали привязанность друг к другу, а мальчики чаще вовлекались в конфликтные ситуации, проявляли непослушание, физическую или вербальную агрессию. Для мальчика мир – это то, что нужно изучить, чему бросить вызов и испытать. Институт школы глубоко неестественен для мужского ума.

Девочки быстрее учатся читать, что в течение многих лет воспринималось как факт, подмывающий утверждение о больших зрительных способностях мужчин. Однако последние исследования подтвердили, что процесс чтения управляется левым мозговым полушарием, где женщины имеют преимущество. Как пишет доктор Мак Гиннес в своей книге «О дискриминации мальчиков в школе» (McGuiness, D., “How schools discriminate against boys”, Human Nature, (February 1979)), «исследования о различиях полов указывают на то, что женщины лучше экипированы природой, чтобы развить аудитивные и моторные навыки, необходимые при обучении чтению». Четверо из пяти детей, страдающих дислексией, неспособностью к чтению, - мальчики. Традиционное объяснение отставания мальчиков в освоении чтения леностью, либо глупостью, опровергается научными данными. Дело в том, что если девочки используют «подходящими» аудитивными способностями для того, чтобы читать, то мальчики пользуются «неправильными» - зрительными способностями. До тех пор, пока образование будет опираться на принцип – «я говорю – ты слушаешь», оно будет больше подходить особенностям восприятия информации женским мозгом. Но только до определенного возраста.

Более 95% детей, диагностируемых как «гиперактивные» - также мальчики. С теперешними нашими знаниями о специфике мужского мозга, такая статистика также не вызывает удивления. Доктор Диана Макгинесс по этому поводу пишет: «Сокрытие знаний о половых различиях в способностях к обучению сделало гораздо больше вреда, чем пользы (…) это привело к страданиям многих мальчиков, которые естественным образом медленнее развивают способность читать в сравнении с девочками. Еще ужаснее видеть мальчиков, принимающих медикаменты от «болезни» (гиперактивность), которой не существует».

Со временем мальчики навёрстывают упущенное в развитии речевых способностей, хотя и никогда не сравняются в этой области с девочками. Однако теперь эти способности сочетаются с полностью развитыми визуальными и пространственными навыками, с этого времени представители сильного пола могут пользоваться данным им природой преимуществом в восприятии абстрактных идей и их взаимосвязями.

А что же к этому времени происходит с девочками? Никто не подталкивал их к развитию визуально-пространственных навыков, они им просто были «не нужны». Когда математика начинает ставить перед ними задачи более сложные, чем деление и умножение и требует понимания абстрактных теоретических расчетов, они вынуждены искать помощи у врожденных способностей мальчиков, ранее безбожно списывавших у них диктанты. Подобно запертому в темноте котенку, представительницы слабого пола чаще всего обнаруживают атрофию своих концептуальных способностей.